1990 ГОД - УКРЕПИВШИЙ

 

ВСПОМИНАЯ ПРОШЛОЕ

 Поездка-дублер и практически точная копия 1989 года. Только теперь уже знал где и как стоять и куда смотреть.

 Кожурла в практически неизменном виде с ЧС2-139 во главе. Те же рабочие сплотки ЧС3 в Барабинске. В общем по Зап-Сибу ничего нового. Как и в прошлый год по Называевской начинается "новьё". Номера электровозов пополняют статистику один за другим. Утром Свердловск не проспал, даже вышел погулять, когда еще все практически спали. Поезд прибыл на 23 путь. Вижу, что вокзал катастрофически далеко, а депо будет слева походу. Купе было слева по ходу, а моя полка как и положена тоже по ходу движения. Занимаю место у окна - поезд отправляется, но какого же разочарование - депо закрыто вагонами, вижу только огромное количество крыш электровозов. Обидно до слез, но что делать, такова селяви. В голове рождается мысль - ох как я хочу сюда, но на тот момент желание неосуществимо и мысль уходит сама собой. Отгоняю сон до Дружинино и фиксирую еще несколько номеров электровозов. Кстати в этот же день было солнечное затмение (а значит это было 22 июля), которое все пытался увидеть, но не получилось. В Дружинино смена электровоза, после чего ложусь спать, более до Вековки ничего интересного. Последний отрезок до Москвы крайне интересен, да еще и ЧП - проводники сорвали стоп-кран из-за задымления в вагоне, которое увидели пассажиры. Быстро определяются - оказывается титан остался во включенном состоянии без воды. Прибегает помощник, требует составление акта. Опоздание до Москвы берут легко, а по самой Москве поезд вообще тащится. На Казанском вижу, что тащил нас ЧС2-925. Опять переезд на Павелецкий, огромные камеры хранения и весь день в Москве. Поехали в центр, но Красная площадь совсем перекрыта была. Решили опять уехать на ВДНХ. В каком-то из павильонов, уж не вспомню в каком, стоят компьютеры. И с братаном видим, что поиграть можно в ходилку под названием "Монти" или "Сокровища монтесумы" - была такая спектрумовская игра. Сколько на нее в родном городе потрачено денег и не описать, и вдруг она тут, в общем немного подзависли. Мать потом ругалась, мол в Москву приехали два здоровых балбеса в компьютер поиграть. Вечером вновь Павелецкий, настаиваю на возвращении туда пораньше, очень хочется электровозов побольше записать. Еще один из закидонов - мы с братаном очень ловко нахватали импортных сигарет из автомата - "Подъемный кран", один рулит, другой целит. Дядька, продающий жетоны, уже вкось смотреть стал. Ожерелья опять не дожидаюсь, в Москве появляемся теперь уже на обратном пути 16 августа. Почему запомнилась эта дата - на том же Павелецком на газетном киоске висела газета - погиб Цой, а братан наверное и сейчас не равнодушен к его творчеству. Уехали то мы утром 15-го, весь день без телевизора и радио, ночь в Воронежском поезде, а утром вот эту газетку и увидели. Та же сокращенная программа, в обед "Сибиряк" с Казанского и опять купе слева походу. До Вековки смотрю на встречные, но записал сходу только один ЧС2-928. На следующий день Свердловская, со своими тройниками ВЛ22м и ЭР1 - вот заповедник-то был. В Пассажирском, хоть и депо загорожено вагонами, успеваю  в самом конце записать несколько номеров. Второй ляп за два года - под одной из канав стоит машина с розетками СМЕ, последнее обстоятельство несколько затрудняет обзор и номер фиксируется как 232, что позже окажется ошибкой. В этот же год первый раз увидел несколько ЧС7. Удивило, что в 1989 году я их вообще не видел. Потом все объяснилось, на Дружинино и Называевскую они вообще редко попадали, вот и не видел. После Свердловска уже темно, смотреть и что-то фиксировать уже не получается, ложусь спать. В Называевской как штык у окна - последние наблюдения, попадается прошлогодняя сплотка ЧС3 - 03, второй электровоз оказывается 83. Барабинск становится противен тем, что после него ничего нового нет, после очередного вояжа - тоска. Хочется отметить, что после этой летней поездки Свердловск не выходил из головы. Не вспомню где и когда, может в этом же году в Воронеже, а может уже и осенью дома, но именно в этот год приснился сон - как будто я хожу по депо в Свердловске, и записываю номера электровозов по 8-и кодам. Никаких родственников в этом городе никогда не было, серьезных мыслей податься туда тоже, в общем так сонная бредятина - набор эпизодов, беспорядочно сменявших друг друга. Но к этой бредятине я еще вернусь в рассказе о Свердловской практике в 1994 году.