ГОД 1995-й

 

ВСПОМИНАЯ ПРОШЛОЕ

 Позади четвертый курс. В конце июня поехали на военные сборы в Омск. Воинская часть (железнодорожный батальон) на базе которого долгое время работала военная кафедра НИИЖТа расположена в Московке. В общем наверное как и везде - неделя - курс молодого бойца, присяга и две недели стажировки. Воинская специальность моя - помощник военного коменданта железнодорожной станции (участка), соответственно тридцать человек надо было распределить по комендатурам. Распределили на четыре группы - Новосибирск, Барнаул, Красноярск и Омск. Я остался в Омске. Про армию вообще без смеха говорить нельзя, а про военных железнодорожников и того подавно, поэтому узкую тему пропускаю, как будет желание напишу отдельную странице о "Масках в армии". Жили мы в общежитии Омского транспортного института, передвижения были абсолютно вольные, поэтому раз в два-три дня я посещал Омское депо и несколько раз был в Московке. В Омске обнаружились пропавшие из Кожурлы ЧС3 - 26,44,68,83. ЧС3-32 и ЧС3-50 уже работали в качестве мотрисс. Еще работали 2М62, я так и не понял в каком качестве, скорее всего что-нибудь типа выводных, более я в работе их там не видел. В Московке стояла ну просто огромное количество отставленных электровозов. Среди них было три "трупака" ВЛ8 - 694, 1011 и 1507. Все три были уже разобраны и не имели никаких обозначений. В общем за июль немного статистики подкопилось.

 По возвращению в Новосибирск предстояла довольно небольшая отделенческая практика. По хорошему бы ей побыть подольше, но в отделении мы были никому не нужны. В течении нескольких дней в красном уголке нам что-нибудь втирал представитель какого-либо из отделов, и в итоге неделю надо было просидеть рядом с поездным диспетчером - пожалуй самое интересное из всего этого бреда. В общем в середине августа эта хрень вся закончилась и впереди был почти весь сентябрь - занятия начинались с 25-го. Можно было пойти поработать тем же помощником, но теперь уже нужно было поехать в Воронеж, по большому счету из-за здорового тюка лекарств, да увести бабке наличных денег, ибо в стране даже переводы выдавали на почте по очереди.

 Выписал разовый и поехал через Москву. В Москве был 3 сентября - аккурат на день города в воскресенье. Московские празднования и гуляния меня мало интересовали, своя программа была довольно напряженная. Теперь я знал как попасть в депо Москва-Курская и самым первым делом двинул туда. Благодаря обмену данными с коллегами по увлечению, вся приписка была уже известна, но увидеть самому массу новых номеров конечно интересно, тем более было много Харьковских машин, да еще и попались два сильно ободранных Мелитопольца - 492 и 564. С Каланчевки двинул в Москву-Октябрьскую, там остались запечатленными на "Полароид" ЧС2Т и ЧС200.

  

 А вот в Москве-3 постоял рядом с ЧС2-861. Он уже как год стоял разбитый после столкновения с КАМАЗом. К сожалению снять его не удалось - стоял он у забора в сплотке, а вот ЧС7-099 заснял. На этом фото ЧС2-861 четвертый или пятый в колонне.

 В общем Москва как никогда была продуктивна. Обратный путь с Воронежа на 120-ом ничем особым отмечен не был, ибо парк Самары был весь известен. Горячие споры вызвало наличие 529 на разделке в депо. Этот номер был записан сходу при отправлении, в конце концов я мог и ошибиться, а машина по всем данным была списана аж в 1972 году. Как всегда зверствовали Абдулинские менты. Отобрали ключи-специалку, железнодорожный студенческий билет не проканал. А вот в Златоусте чисто случайно проснулся рано утром и не пожалел. Во первых там лежал снег (!), замерз поэтому и проснулся, а во-вторых увидел несколько путей забитых отставленными локомотивами. Много чего записал, в том числе и паровозы. Забегая вперед, сложилось впечатление, что эту списанную колонну катали с места на место годами, ибо в дальнейшем так до порезки все вместе они и наблюдались. Кстати с Златоуста до Новосиба я ехал в купе один, да и в вагоне всего несколько человек ехало. После этой поездки было принято запоздалое решение браться за фотоаппарат, опять же к сожалению многое уже было невозвратно потеряно.