О ЭД4МК-0041

ВСПОМИНАЯ ПРОШЛОЕ          ТЕМАТИЧЕСКИЕ СТРАНИЦЫ

 

 Об этом поезде можно писать книги и защищать диссертации по ремонту. На этом поезде училось все депо Новосибирск и по нему написаны памятки по неисправностям. По нему учились ремонт и эксплуатация. Все что было после 0041-ой, ни в какое сравнение не годится с тем, что пережили на ней. Лишний раз убеждаюсь, что на ДМЗ скорее всего просто уговорили и Москву и Свердловск 0041-ую не забирать, поезд неудачный, "в спешке делался". Если бы не работать мне на 0041-ой, не знать бы мне так идеально конструкцию и особенности работы электропоездов семейства ЭД. Когда я уже обкатался машинистом и пребывал в звании первозимника, преподаватель - списанный по здоровью грамотнейший машинист Женя Чурилов, сказал великую фразу - "Тот кто проработал зиму на электропоезде ЭД4МК-0041 обосраться на линии не имеет морального права. Жаль что я туда не попал. Зная в совершенстве электропоезд ЭР2, не имею морального права что-то придумывать и вычитывать из книжек по электропоездам ЭД". На электропоезде ЭД4МК-0041 случалось все, что можно только придумать как из книжек Просвирина, так и более.

 Начну с запуска и обкаток. Приехав 20 октября 2000 года, мы вдвоем находились ежедневно на поезде до первого рейса 5 декабря. При запуске выявилось короткое замыкание в АКБ вагона 05. Банки на замену позаимствовали у какого-то из вагонов ЭТ2-020. Поезд хорошо поехал, но никак не хотел тормозить ЭДТ. Нестабильное напряжение 220в в режиме ЭДТ пагубно сказывалось на всей бытовой технике - она перегорала. Закупили стабилизаторы напряжения на весь поезд, но и это частенько не помогало. Стабилизаторы держали перепады напряжения, но все вновь сгорало при выключении ВУ или снятия напряжения в контактной сети. Безобразно работало отопление, ртутные датчики постоянно выходили из строя, в итоге печи жарили, а по головам калориферы гоняли холодный воздух. Периодически глохла голова 01, причем симптомы были непонятны. Спустя какой-то промежуток времени голова заводилась безо всякого вмешательства. Все выявленные неисправности во время обкатки перечислять не имеет смысла их слишком много. Остановлюсь на самых запомнившихся эпизодах работы на 0041-ой.

 Презентация состоялась 16 ноября. Присутствовал сам министр Аксененко, с легкой руки которого поезд обозвали "Ласточка". Ни министр, ни начальник дороги, ни губернатор Толоконский в кабину не пришли, хотя все к этому готовились, так как очень хотелось (кому не скажу) продемонстрировать действие САВПЭ. Ну а проехались до станции Инская и обратно. В поезде ехали ИТР-овцы депо и отделения. Мягко говоря померзли. Сохранил на память выпуск дорожной газеты "ТРАНССИБ", вот несколько пересъемок с презентации:

    

                                                 Первая страница номера                                                 В кабину собирается залезать тогда начальник депо А.В.Куриленко, а

                                                                                                                                                   следом идет зам.по эксплуатации А.П.Бояринов

    

        Посчастливилось "поручкаться" с губернатором В.А.Толоконским                  Ох и любили же позировать Владимир Иванович и Николай Емельянович

Сама статья о презентации

 А вот такие буклеты всегда лежали на столах в 1-ом классе не только во время презентации, но и при обычных рейсах.

 Первый официальный рейс с пассажирами состоялся 5 декабря в жуткий мороз. Заключение на участок Новосибирск-Татарская имели только две бригады, остальных закатать просто не успели, поэтому с нами ехала еще одна бригада, а также наш инструктор. Придя в депо мы удивились оперативности жополизов. На головных вагонах уже красовался трафарет "Ласточка". Естественно в обиходе навсегда прилипло просто "ворона".

  Заправить поезд теплой водой в депо мозгов не хватило, решили заправиться на станции от вагонных колонок. Пол-дюймовые трубы перехватило моментально. Машинист второй бригады Санька отсоединив рукав был моментально облит холодной водой из замерзшей трубы. Более поезд на станции водой не заправляли. Поехали. Нормальной работы хватило минут на 30-40. То что часть вагонов жутко перегревалась, а в других был дубак это считалось уже нормально. Там где было холодно вешали крокодилы напрямую, там где жарко - не закрывали шкафы и проводники сами регулировали температуру выключателем. Периодически не везла то та, то другая секции, в добавок за поездку сменили три прожекторных лампы и прочее, прочее, прочее. Из 450км до Татарки более две трети пути я провел в кабине один, машинист с инструктором и вторая бригада бегали по поезду. В Татарку приехали слава богу графиком и пол ночи ремонтировали поезд. Назад дотелепались на 4-х секциях. Не успели встать, как в кабину влетает фотокор газеты "Транссиб". Долго пытается нас художественно оформить, а мы реально с ног падаем. С горем пополам композицию оформляет, но свои морды мы увидели только в новогоднем выпуске газеты. А в очередном номере почему-то был только общий план поезда на перроне и кажется проводники во главе с Кузьминым.

         

 Поезд сразу поставили на канаву. Цех МВС рассчитанный на 10 вагонов ЭР2, конечно 10 вагонов не вместил, голову отцепили и оставили на улице. Разрыв между рейсами составлял порядка 6 часов, откинув время на маневры остается часа три на канаву. Слесаря подлатали свое хозяйство, заправочные трубы отогрели и вагоны заправили теплой водой. Прицепили несчастную голову к составу и потащили поезд в парк, до отправления оставалось два часа. После подъема токоприемников шарахнуло так, что отключилось не только депо, но и вся станция. Определили секцию, поменяли в/в вставки, поднимаем рога, включаем ВУ, рога падают под нагрузкой (пламя на токоприемниках) и началось... Прибежали все. Самое страшное, что две бригады на работе больше суток, нихрена не соображают. Третьим ехать, начальник депо орет на них как недорезанный, что делать в принципе нельзя. Инструктора понимая это, пытаются выдворить его из кабины, а у него сотовый не умолкает. К поезду бегут все кто может, несут кто что может. Потом долго смеялись, для какой цели мастер проводивший ТО, притащил с собой мегаомметр. А шоу продолжается - начальник депо тепловозник, зам по эксплуатации электровозник, в секциях ни бум бум. Начальник депо начинает крик, что спишет всех на землю, моряк мать его ити. В конце концов падает в кресло помощника и уже умоляюще инструктору - ну сделайте хоть что-нибудь. В это момент, когда "чуткое" руководство прекратило свою деятельность, появилась возможность, хотя бы к шкафу пробраться и начать определяться. Рога стоят, вешаю крокодил с плюса на 22 провод и обжигаю руку, вот оно как - коротыш. Рвем поезд на две половины и сразу запускаем хвост. Понятно что "нечто" в головной части. Голова начинает работать более конкретно. Пошли с машинистом смотреть жоксы, стоят нормально. Решаем все-таки разделать те жоксы, которые разъединяли на канаве. Ну и конечно же косяк был там. Пока голова стояла на улице жоксу заметелило, на заправку водой ее ставили отдельно на соседнюю канаву, видимо там жокса оттаяла, да еще какой-то дибил (крайнего у слесарей конечно не нашли) при соединении жокс расплющил лепестки контактных пальцев. Короче мокрая жокса с расплющенными пальцами. Быстро чистим жоксу, правим пальцы и запускаем первую половину. Начали движение из депо на одной секции. Пока поезд идет по станции бежим по вагонам и последовательно их запускаем - выбито все что могло быть выбито. В общем поезд плюсует по отправлению минут 20-25, но прибывает в Татарку графиком. Вместе с поездом едет бригада слесарей во главе с замом по ремонту. После той эпопеи начальник депо категорически запрещает разъединять поезд на канаве, для этого открывают дальние ворота цеха и ставят там тепловую завесу. Так же все операции по соединению жоксов возлагают на маневровых машинистов (до этого это делали высококвалифицированные слесаря-аппаратчики).

 На четвертом рейсе замерзают все био-туалеты.  С этого момента поезд получает прозвище "вонючая ворона". Действительно вонь невыносимая. Туалеты закрывают. Как необходимость, по договоренности с диспетчером организуется 15-и минутная стоянка по Чулыму и местный туалет засирается за три рейса. На очередную планерку приходит начальник дороги - Старостенко. Планерка идет буднично и вдруг абсолютно спонтанно возникает вопрос о Ласточке. С поезда на планерке присутствовал один я, не хочу вылезать, но на свою седую голову меня подталкивает инструктор (причем из другой колонны). Встаю, делаю шаг вправо (на середину прохода, чтобы не достали руками с обеих рядов) и в течение 10 минут рассказываю все что я думаю об этом бардаке, о движенцах, ставящих поезд под обгон грузовыми, о дурном графике и расписании, о туалетах, на эксплуатации которых Экспресс-пригород сэкономил итп итд. Начальник депо все ниже и ниже вдавливается в стул. С планерки быстро удаляются представители Экспресс-пригорода, службы движения и личный помощник начальника дороги. Думал мне конец, но как ни странно не съели, не припомнили в общем никак не отрыгнулось.

 Через день номер поезда был выведен из разряда местных. Что такое встать под обгон навсегда забыли. А туалеты стали греть паром - провоняло все депо.

 В холодном январе поезд был расстрелян. Выходили из строя один двигатель за другим. После очередного рейса и просушки двигателей тепловыми пушками ремонтники ничего сделать не смогли и "Ласточку" потащили в Татарку электровозом ЧС2. На обратном пути возник так называемый "генераторный режим". Это почувствовали и бригада "Ласточки" и машинист-инструктор, который вел чеху. Вагон быстро вычислили не успев наделать ползунов. Когда в депо комиссионно осматривали  подвагонные ящики, обнаружили, что откинуты все провода от вентилей тормозных переключателей. Это добрые ремонтники исключили возврат схемы в тормозное положение, а то тяга часто не собиралась. Электровоз дело хлопотное, поэтому вышли из положения тем, что в состав включали моторные вагоны от ЭД4м-0016. Уезжали из депо на всех секциях, после пробы тормозов оставались на четырех и так далее. Возвращались в депо на единственном исправном вагоне от 0016-ой.

 Вернусь к симптому остановки преобразователя 01 головы. Были перепробованы все имеющиеся в депо блоки БУП и БРЧ. Хреново было то, что голова редко глохла в депо, как глохла так и заводилась. Если же она глохла в депо, прозванивали все цепи с откидыванием проводов, все было тщетно. Зацепка была одна - голова глохла при температуре за бортом -20 и ниже и следовании вперед именно этой головой. При следовании обратно голова работала нормально. И вот случилась поездочка с 30 на 31 декабря. Поезд был переполнен, люди стояли в тамбурах и вагонах. К Чулыму голова как и планировалось заглохла. Ну и что -  печи работали, резервирование работало, сбегал переключил батарею на зарядку да и поехали дальше. Ехали графиком и вроде пока без приключений. На дело пошел машинист, я сел за руль. Слышу голова завелась - встала. Завелась, поработала и вновь встала. Ну думаю что-то все-таки нашел. И вот выезжаю на входной в Кокошино, бабах - весь поезд глохнет, все гаснет, и через 7 секунд срабатывает ЭПК. Встали колом со скорости в 100км/ч. Залетает машинист, слышу в вагоне шум, но паники нет. Машинист с выпученными в темноте глазами, что делать-то. Башка варит железно, оба в голос кричим батарея (раз ЭПК сработал). Хватает фонарь убегает, смотрю батарею в этой голове включил, но секция-то дохлая. Оповещение заработало, кричу Серега заводи вторую, поедем на ней. Он мне уже из 04 вагона - завел, но я уже вижу резервирование в голове заработало, восстанавливаю БВ и поехал на двух секциях. По Кокошино проезжаю 40 км/ч не более (везем всего минуты три), Кокошино кричит чего-то у вас свет только в четырех вагонах. Все нормально говорю, экономим. В общем завел весь поезд, поехали на всех. Правда он потом еще сбегал, восстановил автоматы отопления и другие, которые повыбивало по всему поезду. Пришел, сидит на месте помощника молчит и чай пьет. Я еду тоже молчу, потом говорю че сделал-то? Машинист - "да хрен его знает, обоим РЗП не дал сработать". Ржали с проводниками в Татарке, как все они народ успокаивали когда свет потух и колом в поле встали. Но больше всех "порадовала" одна из барменш. Это была женщина лет 40-45 вся в соку со всеми причитающимися данными. Когда потух свет, она своими достоинствами накрыла кассу, а бутерброды на стойке ей пофигу были. В Татарке проводники мыли вагоны, чтобы тамбур не обледенел они открывали двери в вагон и подклинивали их. Батарейный шкаф в неисправной 01 голове был открыт, были открыты двери и в салон. Я выхожу из переходной площадки второго вагона и вдруг слышу характерный электрический щелчок (разряд) в шкафу и вдруг голова заводится. Как дурачок смотрю на шкаф все нормально все работает. Докладаю машинисту, но причина-то не установлена. Рассказали сменившей бригаде, мастеровым, которые тоже ничего не нашли. К Татарке голова как и положено заглохла, уходя на ночь в отдыхающую, мужики оставили шкаф и двери открытыми, утром голова работала исправно. В общем общая причина была установлена - когда в шкафу тепло все работает. В следующую поездку машинист берет прозвонку, вставляет в нее лампочку на 30вт и вешает в шкафу на 15-30. Всю дорогу проблем с 01 головой не имели. В депо всем насрать, поэтому машинист показывает электросхему цепей преобразователя и генератора своему родственнику (мастеровому по телевизорам), который минут 5 ее изучает и обводит ОДНУ пару диод-стабилитрон. В ближайший выходной покупаю на блошином рынке две деталюшки и перепаиваю их. Проблема была только в одном - тяжело было открутить и прикрутить радиатор охлаждения. Более отключений головы 01 никогда не было.

 Как-то раз один урод слесарь-автоматчик, поменял на двух вагонах за один раз пневмо-реле повторители. Да поставил не те - 304 вместо 404. Казалось бы фигня, ан нет, устройство диафрагмы разное. В Чулыме сел Барабинский инструктор, проехали маленько по приказу. В Барабинске на красный машинист остановился по инструкции - кран остался в 3 положении, пока инструктор корчил умного и рассказывал замечания, ушел воздух из напорной магистрали. Вот побегали немного. С горем пополам определив неисправные вагоны, а это действительно трудно, отключили эти чертовы реле и уехали с плюсом с Барабинска. К татарке конечно нагнали, но и в депо получили на орехи совместно с автоматчиком.

 Понимая, что пролетели с био-туалетами (хотели сэкономить копейку, потеряли рубль), Экспресс-Пригород судорожно пытался найти выход. Организация "Циркон-вагон" уже не хотела брать испорченные горшки. Короче где-то наняли дядьку, который обязался следить за туалетами. Обычный ассенизатор не мог откачать баки, поэтому изготовили специальную насадку-переходник. К каждому возвращению из рейса, на перрон заезжала обычная гавновозка и нанятый дядька начинал обслуживать туалеты. Кстати у него это ловко получалось. Ну а если горшок замерзал, то так и грели паром в депо.

 До весны с горем пополам доработали. Далее все пошло более-менее. Еще интересный заводской косяк всплыл на секции 07-08. При проверке качества изоляции специальным переключателем в батарейном шкафу, стали обращать внимание, что растет утечка на корпус 220в. Когда было почти 180в стали вылетать автоматы. Секцию выцепили. Долго искали причину и нашли. в 07 вагоне провода освещения от чердака вдоль вагона не были увязаны в пучок, а просто болтались по потолку и перетерлись. Для устранения неисправности пришлось разобрать почти весь бар.

 Маневрируем по станции. Вызов по рации, причем вызов проходит с локомотива. 0041-ая ты где? Переезжаем от туда туда-то. Тут мужик какой-то вас ищет, отсосать чего-то хочет. Вся станция Новосибирск-Главный в экстазе.

 Стала срабатывать защита преобразователя на одном из головных вагонов. Слесаря прозвонили цепи - короткое высоким напряжением. Вся шайка совместно с замом по ремонту и старшим мастером сидят в канаве под вагоном, слесаря что-то откручивают и на банду льется жидкость. Зам по ремонту изумленно - "откуда тут вода?", машинист ему сверху (в канаву не полез) - спокойно-спокойно - "а это не вода, это моча". Более в канаве кроме слесарей я никого не видел.

 Где-то между Барабинском и Татаркой есть платформа "Чертокулич", очень хотелось остановиться и сфотографироваться, так и не получилось.

 Попали в окно. Стоим в поле у красного. Чего зря стоять - кушаем. Кабину закрывать не практиковалось. Заходит проводница, говорит, что пассажиры уверены, что опять что-то сломалось. Да пошли ты их ... Следом заходит пассажир, долго стоять будем? Обедаем, сейчас поедем. Охреневает и уходит. Через пять минут желтый и поехали, до Барабинска по поезду на всякий случай не ходил.

 Где-то в апреле 2001 года долбанул газопровод в районе станции Тебисская. Как раз мы в это время подъезжали к Барабинску. Как такого гриба сам не видел, врать не буду. Но столб огня уходил далеко вверх, было светло как днем, правда в красных тонах и все это все 2 часа пока ехали до Татарки. Как недорезанный орал машинист 9-ки, хотя от главного хода до места разрыва по прямой было километров 10-15. Зрелище жутковатое. В Барабинской степи далеко-далеко столб огня от земли до неба.

 В апреле 2001 года я уже обкатался и имел все заключения, но на "Ласточке" до летнего графика работали в два машиниста. Последнюю поездку на ЭД4МК-0041 сделал 15 мая, после чего расстался со своим машинистом, с которым проработал душа в душу с августа 1998 года. 20 мая 2001 года я уже поехал самостоятельно в качестве машиниста на ЭД2т-0053. После последнего рейса, как и положено накрыл стол для своей первой и последней "поездной бригады".

 

 На ЭД4МК-0041 еще раз я попал только в октябре 2002 года, когда некому было съездить в Татарку. Более с машиной, кроме как на маневрах встретиться не пришлось.

 В декабре 2001 года организовывали нешуточные мероприятия в честь юбилея "Ласточки". К чести "Экспресс-пригорода" - был собран состав проводников из первой поездки 2000 года. Готовились и мы с Серегой в два машиниста "скататься" в прошлое. Победила блатата. Поезд повели совсем левые люди, особы приближенные к императору. Мы же накануне с горя нажрались. Но боженька все-таки наверное есть. На перегоне Обь-Чик, спустя 40 минут после отправления, при скорости 120 км/ч и температуре за бортом около 30 градусов мороза, было собрано почти километр контактной сети и потеряны все пять токоприемников. Чуть-чуть не померзших пассажиров в темноте пересаживали в деревянную ЭР2-441, которая вместе с шариками и клоунами с гармошками повезла их в Татарку.

 А в 2003 году 0041-ая ушла в другую колонну работать на Томск.