О РАБОТЕ В ВЫВОДНОМ ДВИЖЕНИИ

ВСПОМИНАЯ ПРОШЛОЕ          ТЕМАТИЧЕСКИЕ СТРАНИЦЫ

 

 Выводное движение в разных узлах и называют по-разному, где передача, где развоз или вывоз. Возможно есть и еще варианты, но в Новосибирском узле крепко прижился термин выводка, т.е. вывод местных грузовых поездов со станций узла на сортировочную и обратно. Машинисты в Новосибирской выводной колонне были универсальными, т.е. обкатанными на все направления, в отличие от бригад грузового движения. Поэтому брали мы и передаточные поезда на удаленные станции, и сборные, а когда в 1998 году шахтеры сидели на рельсах и работы в узле было мало, не брезговали и обычными грузовыми. Работа на выводке очень удобна жестким графиком - стандартная схема день-ночь-48, всегда в своей смене, всегда одни и те же дежурные по станциям, вагонники и диспетчера. Всегда можно договориться с кем нужно и о чем нужно. Всегда есть отгулы и прочие блага. В общем стабильный режим работы.

 В момент прохождения дублерских поездок (март 1997 года), приписной парк депо Инская был ликвидирован, и все закрепленные машины ушли в Московку. Машина попадавшая на выводку, держалась месяц-полтора и уходила в Московку на плановый ремонт, на ее место вставала другая и так месяц за месяцем. Дублерские поездки прошли на электровозе ВЛ10-1345. После чего я был распределен на машину 1112, к концу апреля 1997 года уже вернувшуюся из Московки, работающую в поездах и лихо выхваченную старшим машинистом.

  

  Запомнился первый деповской субботник в апреле 97-го. Наубирались до песняков в вагоне электропоезда, убирали-то деповские пути отстоя вагонов электропоездов. Во время очередного маневрового рейса, кривой в турецкую саблю "колонный папа", затянул песню под окнами ТЧЗЭ.

  2 мая 1997 года случилось страшное. На перегоне Шелковичиха-Восточная на неохраняемом переезде 45км при исправно действующей световой и звуковой сигнализациях, груженый ЗИЛ вылетел между двумя встречными переполненными электропоездами. Погиб помощник машиниста Зубарев. Естественно сразу начались работы по планированию рельефа для улучшения видимости, установка шлагбаума и настила. Работаем 7 мая в день, следуем резервом на станцию Изынский. В кабине дублер помощника - пацан с 3 курса училища с повесткой в военкомат на руках. Подъезжаем к Крахальскому переезду 36км - пацан нервно - этот?, Мы - да нет, сиди ты. Проезжаем переезд по Совхозной (40км) - пацан опять за свое - этот? Я, да сиди ты следующий. Перед Шелковичихой яма, станция как раз на бугре и дальше спуск к криминальному переезду. Со скоростью 80 км/ч переваливаем пуп по станции и вместе с машинистом в голос орем - вот этот мать их - на том самом переезде разворачивается колесный трактор с прицепом. Машинист зажимает свой тормоз с песком - понятно, что тормозного пути вполне хватит. Переезд проезжаем потише, чтобы покричать что-нибудь нецензурное. На удивление оказывается трактор путейский, охреневшие от страха путейцы шкерятся в кустах. Замечание машинист писать не стал, да и не стучали никому. Да дублера, сдуло вместе с сумкой в заднюю кабину, а мы с машинистом и не заметили.

  Отмечу, что как раз накануне моих дублерских, на станции Тайга-2 был допущен проезд выходного светофора грузовым поездом. Если бы не мгновенная реакция машиниста пассажирского, прибывающего с Томского хода режущим маршрутом, который вывернул баранку чехи и пролетел по стрелкам не установленные 25, а несколько поболее (о чем официальная история умалчивает), то последствия были бы весьма плачевные. А так оторванные поручни последнего тамбура у последнего вагона. В той поездке Тайгинские чуваки ехали с выключенной рацией и САУТом, которая находилась в стадии наладки и ее разрешалось и не включать. Бригада по психологу не подбиралась, поэтому в мае 1997 года нагрянули перемены. Все рода движения перетрясли и закрепили согласно заключениям психологов. Так я с 9 июня стал работать с другим машинистом на электровозе ВЛ10-1020 с явкой по Инской. Были и свои преимущества. Во-первых подальше от своего депо - инструкторов практически не видели, а Инские инструктора вообще не доставали. Во вторых выбор любой машины, когда своя уходила в Московку на плановый ремонт. Это было шоу. Все находящиеся в брехаловке и возле собирались посмотреть как "переезжают" городские. Два электровоза ставили на соседних путях кабинами почти у предельного столбика и начиналась переброска имущества - по два-три ЗИПа, неисчислимые короба с непосильно нажитым имуществом, плитки чайники, подсветки, столики, сидушки и спинки кресел итп итд, несомненно сопутствующее закрепленной машине. Затем в течение смены все это размещалось в кабине и в кузове и верно служило полтора-два месяца, до смены очередной машины. Выбор в Инской был всегда - всегда старались взять машину чистую снаружи, без САУТа и КЛУБа, с хорошими бандажами и конечно с минимумом замечаний в ТУ-152. Графиковые номера машин остались у всех движенцев в памяти и поэтому электровозы с другими номерами продолжали называть старыми. Явка по городу (Новосибирск-Главный) была у машин 1112 и 1277. По Инской - 686, 1020 и 1214. Вообще старались подхватить на выводку бывшие Инские машины, поэтому в узле мотались 993,1215,1284. В июле 1997 года выхватили ВЛ10-1636. Машина до того была хороша, что каким-то чудом проходила на выводке целых три месяца. Чуть позже, в ноябре, забрав ее из поездов, пришлось почти сразу от нее отказаться, так она была ухлестана поездниками. По два месяца посчастливилось поработать на ВЛ10-838,1720,1750,1519,1410.

 В декабре 1997 года на Новосибирских ТЭЦ были проблемы с запасами угля. Местные власти наконец-то договорились с Кузбассом и кольцовки по 6000т начали поступать в Инскую. Развозили по три-четыре поезда в смену (это довольно напряжно). Прицепляемся в Инской к маршруту, назначением в Новосибирск-Западный. Поехали, а ехать каких-то 30км. Переезжаем Комсомольский мост через Обь, станцию Чемской. Следующая Клещиха - что за хрень - предвходной замигал желтым. Вызывает ДСП, принимаю на бок, закрепляемся и резервом в Обь. Наше дело телячье. Отцепились и поехали. Обь это следующая станция, перегон километра 2. Входной открыт до маршрутного, остановились, ждем. А маршрутный как бы на горе получается - станцию внизу всю видно.

Замечу в то время в эфире мало кто бубнил, вызывать кого-либо не практиковалось, кому надо подскажут. В общем стоим. Видим прибывает с запада поезд, останавливается и электровоз выезжает. Нам делают маршрут под состав. Подъезжаем, тут ДСП вызывает и ставит задачу - везем 3-х вагонную реф.секцию через город на станцию Сибирская. Ну понятно - блатная секция, выцеплена из поезда назначением в Инскую, минимум сутки простоя долой. Пробуем тормоза и полетели в город. Все по зеленому. Город принимает на так называемую 13 короткую (а путь этот прям рядом с постом ЭЦ) с перегонкой под эту же секцию. Быстро обгоняемся и видим картину - три или четыре кавказских брата и перед ними станционный диспетчер на полусогнутых. Видимо старший Ара спрашивает у машиниста - ты повезешь? Машинист утвердительно кивает головой. И тут ара произносит козырную фразу - брат, как приедешь, тебе покажут к каким складам какой-то базы эту секцию поставить. Ну склады-то понятно какие - подъездные пути. Машинист также отвечает - брат там проводов над крышей нет, не поставлю. Ара в недоумении смотрит на токоприемники и обращается к ДСЦ - не понял, брат, за все же заплачено. Напомню в городе нет угля. В общем до Сибирской впереди электропоезда, а там уже стоял участковый тепловоз, готовый подать секцию куда надо.

  Машинки 1720 и 1750 были выхвачены после ТР3 и их называли "накрашенные губки". Фотография ВЛ10-1720 сделана после эпопеи с "блатной рефсекцией", а ВЛ10-1750 на станции Инская, в этот же день с этим же поездом в Новосибирске-Западном мы попали в кадры местной телерадиокомпании как раз о сюжете с ситуацией на Новосибирских ТЭЦ

   

 

  Новый 1998 год пришлось встретить в кабине на станции Чемской. Она тоже как бы на возвышении перед мостом, в общем ночной город хорошо видно. Посмотрели фейерверки и салюты и поехали в Инскую, а оттуда резаком в Изынский под вертушку. В общем вполне рабочая новогодняя смена получилась. Ох и оторвались утром ...

 Февраль 1998 года. Ночная смена с 21 на 22 февраля. Узловой диспетчер пытается зазвать всю смену на коллективный стол. В итоге к концу смены (часа в 3-4 утра) почти все находят личные мероприятия, неотлагательного исполнения. В это время все машины стоят в Инской на так называемой "рыбке" и готовятся к сдаче. Ха-ха, не тут-то было. В пол-пятого приказ объединить 329 и 686 и следовать в парк под поезд. Выезжаем, прицепляемся, головная машина получает документы - в Новосибирск-Главный. Сигнал открывается на запад - езды в два раза дольше. Поехали, вроде по зеленому. Доехали до Новосибирска-Западного и встали. Встали так, что сигнал был открыт в 7-40 - ровно столько, чтобы доехать до Главного. Казалось бы приехали в 8, да и ладно. Ан нет, зима - машины бросать нельзя, поэтому еще 40 минут сидели и ждали пока приедет смена из Инской. Вот такая дружеская мстя компанейского узлового диспетчера.

 Где-то по весне покатили 100-вагонник на Кузбасс. Первый раз я попал под такой поезд, ну и от счастья сам себе и накаркал, еще в Инской трякнул вот тормоза-то сработают. Только выехали с Инской, как по Барышевскому переезду сработали тормоза. Голова почти в Крахале, а хвост вагонов 6-7 до Барышевского переезда не доехал. Путь на насыпи, шаг влево-вправо провал под откос, нормально прогулялся. Кстати ничего и не было, далее без замечаний доехали. Пока стояли, поезда по неправильному шлепали.

 Апрель 1998 года. Совсем все плохо. Поездов нет. Две выводные машины сокращены еще в марте - из шести осталось четыре, работа в пятисменку. Работы в узле мало, нависла угроза сокращения как еще одной машины, так и работников линейных станций. Уже вагонники и техконторы остались только на опорных станциях. То что сокращать никого нельзя понимают все - и локомотивщики и движенцы, однако есть приказ свыше. Устраивается фотография рабочего дня в узле. Чего делают движенцы - три машины уходит под поезда. В Инской со всех путей собирают брошенные вагоны, формируют состав в парке "Добро". Подъезжает выводной электровоз, при обработке вагонов куча неисправностей. Пол дня неисправности уверенно устраняют вагонники. В итоге тащим эту веревку через петлю в нечетную систему, далее через всю станцию по соединительным путям и до станции Сибирская (перегон 2 километра без проходных светофоров). Там обгоняемся, приезжает вагонник на участковом тепловозе, обрабатывает состав, и поезд приводится к вечеру в Инскую туда откуда был отправлен. Никаких сокращений не последовало. Наоборот, после того как совсем скоро шахтеры посидят на рельсах, грузопоток будет стабильно увеличиваться.

 Где-то в мае 1998 года зацепили думпкарную вертушку в 10 вагонов и поехали с Инской на запад. По Коченево в кабину залез тогда простой зам.начальника пассажирской службы Кузьмин. Да-да тот самый Кузьмин, впоследствии ставший ген.директором Экспресс-пригорода. Ну его подвиги здесь обсуждать не буду. Сказал что будем работать на перегоне, как оказалось нам посчастливилось засыпать отсевом третий путь, тогда еще функционирующей станции Лесная Поляна.

 Июль 1998 года. Вышли из отпуска и узнали, что принято решение о специализации локомотивных депо. Новосибирск - пассажирское, Инская - грузовое. Уже было известно, что все машинисты уходят в пассажирские помощниками, а помощников переводят в пригородное движение. Дорабатывали месяц на автопилоте. Инское депо перетянуло все свои бывшие выводные машины в постоянную приписку. Последние две смены сделали на ВЛ10-1214, а 1 августа было общее собрание теперь уже бывшей выводной колонны и здоровская попойка во главе с инструктором.

  Хорошее было время, воистину вспоминается с улыбкой в самом хорошем смысле этого слова. Был холостой-неженатый, времени свободного море. Заработки на выводке были не такие уж и огромные, так называемые "кормовые" платить нам категорически не хотели. У помощника тогда получалось - лимон 200 - лимон 300 (чуть позже 1200-1300) одному за глаза хватало. Вова Старостенко к июлю 1997 года наладил дело с зарплатой, вообще все стало хорошо. Честно говоря черный август 1998-го я вообще не ощутил, а наоборот, как только доллар полез вверх, я успел взять свой первый комп.